Пятиземелье. V

Романтика ночи тает в проблесках рассвета. В окошко робко стучится утро. Мы встречаем его вместе. Значения не имеет, где. Сегодня это не уединенная вилла на тихоокеанском побережье. Крохотная комнатка, уютно обустроенная, на чердаке кукольного рыбацкого домика, затерянного в скалах Манаролы. Сюрреалистичность происходящего. Все, к чему я привыкла, — об этом сегодня можно только помечтать…

 

Сезонные цветы, белоснежная скатерть, сервированный стол и живое общение — устоявшиеся традиции моего дома. Корзинка свежей выпечки, креманки спелых ягод, плато сыров с орехами и сухофруктами, нежнейшие конфитюры…

Кричащая бирюза за окном, как родник ледяной воды, отрезвляет. Каждый сам выбирает цвет своего неба утром! А мой сегодня созвучен с твоим!

– Чашечка капучино с круассаном в баре и свежая газета?! Сегодня всё, как ты любишь!

Я покорно принимаю твою картину мира. Что такого хорошего ты совершил в жизни, что в неё вошла я?!

– До сих пор не понял, в чём я так серьезно провинился!

Дружески обмениваемся утренними любезностями. Мы от природы разные и вместе с тем — мы вместе!

– С небольшими поправками — по возможности не за стойкой бара, а за столиком, на террасе, с видом на колыбельную гавань.

Карточные разноцветные домики врезаются в скалистую береговую линию. То, что ожидало нас за поворотом петляющих улиц, было невероятно по масштабам происходящего. 

Что я нахожу притягательным в Италии? Для меня её магнетизм в итальянском образе жизни. Мирное течение «dolce far nientе» — сладкого ничегонеделания. Можно понаблюдать со стороны, а можно попробовать на вкус и пожить, как местные.

И я уже в полном предвкушении воздушного круассана, чашечки ароматного капучино с корицей и свежевыжатого апельсинового сока в местном баре неподалеку от причала. Монотонный шум прибоя, не умолкая, звучит на берегу крошечной гавани. Солнце проказливо играет утренними лучами по водной глади. Спутник моей жизни традиционно читает утреннюю газету. Я набрасываю скетчи ежедневных путевых заметок. После — романтическая прогулка по Via dell’Amore от кукольной Манаролы до разноцветного Риомаджоре. Это пешеходная «тропа Любви» тянется над морем по скалистой местности вдоль побережья. Все фрагменты пазла расставлены на свои места в моем воображении. Но в какой-то момент времени что-то пошло не так.

«Великое китайское переселение?» — непрошенная мысль заглянула в гости. Накануне мы были единственной парой в порту в предзакатные часы. Сегодня единственной европейской парой в баре. Точнее на подступах к нему. Это напомнило мне очередь китайцев во флагманский бутик Louis Vuitton на Champs-Élysées.

5 февраля новый, 2019 год, прогремел по китайскому календарю. Его раскаты отголосками разнеслись по всему миру и достигли Чинкве-Терра. Это я выяснила позднее. В то утро я попрощалась с идеей уединенного завтрака под музыку морских волн, нежась в колыбели ласковых солнечных лучей. Задача заключалась в том, чтобы добыть круассан с чашечкой кофе и отвоевать место за барной стойкой. О вынесенных на площадку столиках можно было сладко помечтать.

Пять итальянских земель стали китайским «must visit» новогодних каникул. Я ощущала себя в меньшинстве. Словно «китайский град» обрушился на полувековые стены, и бесчисленное множество горошин в считанные минуты разлетелось повсеместно, укрыв все возможные поверхности, проникнув во все потайные деревенские кармашки. 

Я всегда была убеждена в своей толерантности. Я заблуждалась. Границы моей толерантности строго очерчены жирным карандашом. 

Продолжение следует…